61273413 





Бард Топ
Фестивально-концертный портал

Архив

Фотогалереи Пресса Тексты и Аудио Дискография Библиография

Летние каникулы, или всемирный фестиваль бардовской песни на Кипре  Марина Меламед    02-10-02

          Лето началось в конце августа. Потому что до этого все работали, и летние каникулы никак не начинались.
В конце августа, в получасе лёта от Израиля лето, наконец, наступило. Это был международный фестиваль бардовской песни, Буянус 2002. Он получился нечаянно. Туристская фирма прогорела, сотни людей сдали билеты…
Из Израиля мы прилетели на Кипр впятером. Пансионат Фаррос Виллидж, море, бассейн, молодое вино и абсолютно тель-авивская природа. Навстречу по аллее, усаженной пальмами, гуляли кошки, киприоты и туристы. Ну, не вражеский лагерь, а посторонний фон. Очень хотелось искать своих и произносить тосты за что-нибудь.
Свои быстро нашлись. По дороге на пляж израильтяне радостно заорали: «Немцы в городе!» и стали бросаться с объятьями на Таню Синицына из Вупперталя, Катю и Мишу Хаеров из Штутгарта. Был там ещё неопознанный белокурый объект – как оказалось, по имени Розита. Про неё я потом расскажу подробнее. Хотя очень хочется сразу. Она не говорила по-русски, но замечательно улыбалась.
Сразу же появилась Золотая Орда, степные орлы – Стас Аршинов и Дима Бикчентаев с дочкой Лялей. Стас пританцовывал, как будто скакал на лошади, размахивая шашкой, а Бикчентаев напоминал Чингиз-хана в молодости. Когда тот был греком. Большой, между прочим, любитель сочинять песни на стихи еврейских поэтов. Женщины Казани и окрестностей Иерусалима были очень тронуты, включая Польшу (оттуда приехала милейшая дама по имени Венера).
И, наконец, нагрянула Американская Демократия во главе с Юрой Купером. Каждой страны было по пять единиц чистого золота, всего – двадцать человек. Потом в Америке случился демографический взрыв, и нас оказалось двадцать три штуки, включая стоматологов.

Так вот. Мы сидели за одним столом, говорили разные слова и любили друг друга (в хорошем смысле этого слова). Нет, правда. В воздухе витала нежная забота всех к каждому. Деликатность. Внимательность.
Нам крупно повезло друг с другом. Не было высокомерия, фанаберий и прочих фиглей-миглей. Как бы сделать так, чтобы и в следующем году фестиваль не потерял этой прелести, хотя нас явно будет уже не двадцать, а не меньше трёхсот? Чтобы было так же тепло, даже если в октябре?..
Но возвращаюсь к нашим баранам. Израильтяне щеголяли ивритским сленгом, американцы – американским, Венера то и дело сбивалась на польский. Что касается немцев, то они часто говорили по-немецки, по-татарски, по-английски и даже по-русски. И это нисколько не мешало! Фестиваль был именно бардовский, только границы (в том числе – музыкальные) раздвинулись вширь и вглубь.
Посмею заявить, что это был первый в истории настоящий всемирный интернационал (в хорошем смысле этого слова…).

Вечерами мы собирались на маленькой веранде при свечах и слушали друг друга. Без микрофонов. И концерты были поразительно яркие, профессиональные и – душевные. Все, то есть… почти все. Таня Синицина, - возможно, самый крутой бард Германии, Дима Бикчентаев – да что говорить, его и так все знают. А если не знают, то я на вас удивляюсь.
Дуэт Хаеров – солнечный, лёгкий, и звенел хрустально-серебрянный голос Кати Хаер «Однозвучно звенит колоко-о-ольчик»… Впервые в жизни во мне отозвался вечер романсов – оказывается, романсы – это те же песни, если не уходить в глубокий вокал…
Да, кстати, о себе. Моё выступление было с некоторым сионистским оттенком – в основном благодаря немецким товарищам. В первую очередь – Розите. Мы почувствовали себя натуральными клейзмерами – две скрипки, две гитары, балалайка, русский, иврит, идиш…
Так вот, Розита – немка, не говорившая по-русски. Музыкантов такого уровня бывает, но редко. А импровизаторов того меньше. Но это ещё полбеды. Мало того, что она превосходно играет на скрипке, так ещё чудесно поёт. И собирает песни, сочинённые в гетто. Сделала фильм о Вильнюсском гетто. Я не могу продолжать. Она спела на идиш песню о любви в гетто так, что у многих перехватило горло.
А вообще – свой человек.

Люди, если писать о каждом, я не закончу никогда. Какой замечательный парень Юра Купер из Бостона, как он обо всех заботился, какой славный Аркаша из Хайфы, а Ленка из Нью-Йорка, Люся из Ижевска, не говоря уже о Миле Розенштейн и Ленке, наоборот, из Реховота…
В Катю и Мишу Хаеров я вообще влюбилась. Они чудные, и всё тут. Как теперь без них? Без Тани Синициной? Без Бикчентаева, блин? Без Ляльки?! Одно хорошо: место встречи изменить нельзя: www.bardisland.narod.ru

Помню, когда ранним утром уезжала Золотая Орда, сказал Дима Бикчентаев, садясь в машину:
– Люди! Я люблю вас всех!
– В хорошем смысле этого слова… – меланхолично отозвался Миша Хаер. Машина уехала. Мы трагически помолчали.
– Прошу всех вспомнить, что мы гибкие, но стойкие! Как дерево баобаб, - сказала я. И мы пошли произносить тосты.
Серый кардинал (не скажу, кто) произнёс речь:
– Господа! Временно выйдя из подполья, я должна сообщить следующее:
Во-первых, пора в дорогу, старина, подъём пропет. Во-вторых, – вот, как будто бы сначала, начинается судьба. И, что самое главное: от улыбки хмурый день светлей. Объявляю указ: никаких слёз при расставании. Мы что, сюда плакать приехали?!
Тут же, естественно, кто-то прослезился и кардинал поспешно добавил(а):
– Нарушителей срочно кормить мороженным и катать на карусели…

Ещё до отъезда Стасу Аршинову, организатору всего этого безобразия, присвоили звание «Ай, молодца!» А ещё раньше он объявил указ о том, что международному фестивалю бардовской песни быть всегда (и возможно – везде). На следующий год, видимо, в Турции, там дешевле. Заодно и проверим, где это «не нужен нам берег турецкий»…


Фотографии можно посмотреть на сайте КСП "Чалма"